Крепежи и метизы: производство и поставки
03:43 Компания «Сименс Мобильность» поставит две цифровые тяговые подстанции для новой трамвайной линии
01:43 Schneider Electric сокращает время ввода в эксплуатацию полевых устройств на 75%
23:42 KNIPEX — лауреат 11-й премии German Sustainability Award
21:41 Siemens готовится представить новый Windows-совместимый ПК SIMATIC IPC127E

Секс и закон: Как наше общество отреагировало на изменения в Криминальном кодексе

14.01.2019 13:02

Секс и закон: Как наше общество отреагировало на изменения в Криминальном кодексе

Таня Касьян, главная редакторка ZZA!

11 января 2019 года вступил в силу новый закон, вносящий правки в Криминальный кодекс Украины касательно домашнего насилия и насилия в отношении женщин. В частности, дополнены статьи, касающиеся изнасилования и сексуального насилия. Теперь важным критерием для определения того, было ли преступление, становится понятие согласия. И это новшество породило уже массу споров, мемов и разногласий в нашем обществе. Попробуем разобраться, что не так с этой реакцией, а может, и законом.

Что в законе

Дискуссии вызывают статьи 152 и 153, в которых дается определение изнасилования, а также меры наказаний. Итак, теперь "изнасилование — совершение действий сексуального характера, связанных с вагинальным, анальным или оральным проникновением в тело другого лица с использованием гениталий или любого другого предмета, без добровольного согласия потерпевшего лица" — карается лишением свободы на срок от трех до пяти лет. В зависимости от тяжести преступления или если лицо совершает такое преступление повторно, срок, естественно, увеличивается. В этой статье есть примечание, которое гласит, что "согласие считается добровольным, если оно есть результатом свободного волеизъявления лица, с учетом сопутствующих обстоятельств".

А сексуальное насилие в статье 153 определяется как "совершение любых насильственных действий сексуального характера, не связанных с проникновением в тело другого лица, без добровольного согласия потерпевшего лица".

Почему это важно

Как человек, который столкнулся с сексуальным насилием в 12 лет, а точнее фроттеризмом (тачерзимом) в трамвае, и который не знал, как действовать в такой ситуации, я поддерживаю такое нововведение. Для тех, кто не знает, что такое фроттеризм, поясняю, — это сексуальная девиация, при которой сексуальное возбуждение и удовлетворение достигаются посредством трения половых органов через одежду о постороннего человека в местах скопления людей. Я знаю, что это переживают многие девочки-подростки, которые не умеют еще защитить себя в этом возрасте и вообще попросить помощи у окружающих. А иногда, как в моем случае, даже заметившие преступление окружающие предпочитают не реагировать.

Психолог Маша Фабричева написала о своем подобном опыте, пережитом в 14 лет. Я попросила опубликовать выдержки из ее истории: "Я до сих пор помню свои первые ощущения — оцепенение и стыд. Думаю, мои и без того круглые глаза в тот момент были как две сферы; я смотрела на него не мигая, а он смотрел на меня и улыбался, странной улыбкой. Я четко помню, что мне хотелось кричать, но я не могла, стыд перекрывал мне дыхание — архаический стыд первородного греха…Статистика такова, что в моем кругу знакомых каждая девушка ощущала на себе руки фроттериста! Кто-то из нас чувствует гнев, кто-то до сих пор ощущает стыд, кто-то думает, что "сама виновата", а кого-то убедили, что "он случайно" — это типичные реакции на подобный вид насилия". Таких историй действительно не сотни, а тысячи. И это только об одном виде насилия, совершаемом против вашей воли.

Прошлым летом на WoMo я делала фотопроект о сексуальном воспитании с подростками из Дании и Украины. Мы много говорили о теме секса, толерантного отношения к ЛГБТ, отдельным пунктом шла именно проблема согласия. "А ты знаешь, что в Швеции недавно приняли закон, где отсутствие согласия в сексе расценивается как изнасилование?" — ошеломил меня 17-летний Клаус. "Вот бы и нам так, — ответила я. — Это неимоверно важно! Но как это согласие должно быть озвучено и доказано в случае чего?" К этим вопросам я вернусь позже.

В контексте того, что сегодня происходит с нашим миром, когда люди начинают обретать голос и не боятся делиться историями пережитого насилия, такие законы, принятые в Швеции и Украине, — это рывок вперед. Это шаг к построению нормальной культуры отношений, где будут уважаться личные границы каждого. И Маша очень здорово об этом сказала: "Мы родились и выросли в "культуре насилия" в то время, когда небезопасно было ходить слишком близко к проезжей части — могли затянуть в машину, нельзя было одной пить кофе в кафе — могли не так истолковать, опасно было даже ехать в такси — могли попросить расчет натурой. Каждая третья женщина "из тех времен" учится ходить в кафе в одиночку. И не потому, что не знает, как сделать заказ, а потому что она родом из того часа, где могли неправильно понять ее "нет", а подобную травму нужно закрывать (долго-долго). Мы росли тогда, когда даже не знали термина "сексуальное воспитание", тогда, когда в моде был спонтанный, пьяный подростковый секс. Но мода переменчива и прогресс неумолим. Сейчас 2019-й и я хочу жить в обществе, где будет популярен взрослый секс и где будет максимально низкий уровень насилия и максимально высокий культуры здравого смысла, который мы сможем передать поколению next".

Как реагируют люди

Изменения приветствуют далеко не все. И здесь снова две крайности. Пока одни высмеивают новый закон и даже создают фейковые приложения, другие начинают массово удалять друзей, попавших в первую категорию. Но вот вам три факта, с которыми, я думаю, вы согласитесь.

Первое — давайте не будем забывать, что любые изменения всегда даются непросто людям. На то, чтобы их принять и следовать правилам, нужно время (но как бы правило о согласии было всегда, просто не записано черным по белому).

Второе — стоит помнить и о том, что те, кто пишут грязные и эмоциональные комментарии, как правило, не читают источники (в данном случае законы и статистику о насилии в Украине), а значит без толку спорить с неосведомленными людьми.

Третье — абсолютно очевидно, что тема секса в нашем обществе — это даже не красная тряпка, это знамя, которое мы все долгие десятилетия дружно прятали, а сейчас потихоньку поднимаем на флагштоке. Мы не умеем говорить о сексе культурно, потому что нет у нас этой культуры. Нельзя нам было ее строить. А сейчас, когда вроде бы можно, мы посмеиваемся-боимся-мнемся, как подростки с бушующими гормонами.

Если отбросить эмоции, ничего смешного в новом законе же нет. Так же, как и нет ничего кардинально нового. Опять-таки, согласие нужно было всегда, иначе бы изнасилование никак не каралось. Просто наконец-то введение такого термина, как согласие, становится сигналом для людей: для одних — не продолжать действий против воли человека, для других — знать, что у них есть право не делать то, к чему их принуждают. И аналогичная позиция касательно момента согласия есть в Стамбульской конвенции, которую Украина подписала, но все никак не ратифицирует. "Останнє правило, наприклад, дуже підходить для випадків домашнього насильства, коли і кривдник, і постраждала особа не розуміють, що секс без згоди — це зґвалтування, а не подружній обов"язок. Але так було і до 11 січня, просто про це мало хто говорив", — пишет адвокат Максим Магда.

Если же добавить статистику, становится еще более очевидна актуальность нововведений. Согласно исследованию Фонда народонаселения ООН "Сучасне розуміння маскулінності: ставлення чоловіків до ґендерних стереотипів і насильства щодо жінок", 33% мужчин согласились с мнением, что если женщина не оказывает физического сопротивления во время секса, значит нельзя утверждать, что это изнасилование. А 50% вообще разделяют мысль, что женщина, находившаяся под действием алкоголя или наркотиков, частично сама виновата в изнасиловании.

Возвращаясь к реакции в соцсетях, мне бы не хотелось делить читателей-писателей на правых и виноватых, а тем более линчевать кого-то за его инакомыслие. Тут дело в другом: насколько люди вообще осведомлены о теме насилия в нашем обществе, что допускают какие-то шутки или выпады в сторону тех, кто так рьяно поддерживает этот закон? Возможно, вместо нападок, удалений из друзей, нервов и эмоций стоит поделиться цифрами и фактами, ведь опять же, чаще всего так шутят те, кто не имеют представления об уровне серьезности проблемы.

О чем действительно стоит задуматься

Теперь вернусь к вопросам, которые вызывают сами нововведения как у меня, так и у тех, кто все это время ведет пламенные дебаты по поводу их принятий.

Новый закон защищает только женщин?

Нет, это не так. Да, действительно, он звучит как Закон Про внесення змін до Кримінального та Кримінального процесуального кодексів України з метою реалізації положень Конвенції Ради Європи про запобігання насильству стосовно жінок і домашньому насильству та боротьбу з цими явищами. Однако в обновленных статьях кодекса нигде не упоминаются термины "мужчина" и "женщина", в них используется понятие "лицо" (особа — укр.), которое применимо ко всем гражданам, независимо от их пола.

Согласие нужно давать письменно?

Нет, это не так. Нигде в статьях не говорится ни о каких расписках и все возникающие сегодня мобильные приложения на получение согласия — не более, чем стеб и попытка паразитировать на горячей теме.

А как в таком случае доказать, что согласие было/не было?

Здесь однозначного ответа у меня нет. Вот как доказать, что секс был насильственным, если нет никаких физических признаков (и как бы свидетелей тоже нет)? В статье есть понятие "сопутствующие обстоятельства", на которые обращают внимание при расследовании, — это возраст пострадавшего/ей, нахождение в бессознательном состоянии и т.д. Но оценивать эти обстоятельства должны правоохранительные органы. А если же остается только одно слово против другого? Боюсь, что эти изменения в статьях могут быть поводом для манипуляций, и насколько эффективными окажутся новые нормы в таких случаях, мы узнаем лишь спустя время. Но то, что мы движемся к построению общества, где "нет" означает "нет", — это хорошо. Это однозначно хорошо. Вот только было бы еще лучше, чтобы эта перестройка происходила в нашем сознании не под давлением новых законов, а из чувства уважения к каждой личности. Наверное, это уже high level. Хотя, кто сказал, что он недостижим?

Читайте также: Штормит: Что происходит с обществом, когда публично вскрываются случаи насилия

Чтобы быть в курсе самого интересного на ZZА! — подписывайтесь на наш Telegram!

Источник

Читайте также