Крепежи и метизы: производство и поставки
08:50 ДЗРА запустил производство выключателей ВАРП в корпусе толщиной до 6 мм
06:41 MOVIGEAR® performance — идеальный вариант для реализации динамических систем транспортировки
04:30 Лампы-лупы, wi-fi-розетки и гофротрубы — все новинки от REXANT в одном интернет-магазине
02:21 ABB и Ericsson: «В основе промышленной цифровизации лежат сети 5G»

Пока в карантин все помогали друг другу, меня выставили на улицу — Наталия Диденко, TCEH

05.11.2020 7:00

Пока в карантин все помогали друг другу, меня выставили на улицу — Наталия Диденко, TCEH

Первый коворкинг ТСЕН Наталия Диденко открыла 5 лет назад, в разгар экономического кризиса, когда вкладывать в развитие украинского бизнеса было рискованно. А чтобы основать новую компанию в совершенно новом направлении в стране, надо было обладать не только отличным бизнес-чутьем, но и некоторой долей веры в человечество и даже авантюризма.

Так появился ТСЕН office space club — один из первых клубных офисов в Украине, 350 кв. м. светлого рабочего пространства в центре Киева, на Лукьяновке. За ним появился второй ТСЕН — на Подоле. А вот с третьей локацией в самом сердце правительственного квартала не сложилось — начались трудности.

Кратко и по делу в Telegram

О том, как вырастить сеть успешных рабочих пространств, как карантин повлиял на небольшие бизнесы и с чем сталкиваются небольшие компании, рискнувшие связаться с монстрами застройки, мы поговорили с собственницей сети клубных офисов ТСЕН Наталией Диденко.

— Наталья, сколько лет работают ваши коворкинги?

- Мы открылись 26 ноября 2015 года, 5 лет назад. Тогда мы открыли первую локацию — 350 квадратных метров. И это было самое начало, самое зарождение ТСЕНа. Через год мы добавили еще 200 кв. м — это был уже один полноценный клуб, два этажа.

На следующую осень открыли клуб на Подоле, это была вторая локация TCEH. Осенью 2019 года запустилась наша третья локация в бизнес-центре "Саммит" на ул. Грушевского, 9-Б.

— Последние годы весьма беспокойные. Трудно ли было принимать решение расшириться и вкладывать деньги в украинский бизнес?

Нет. Объясню, почему. Когда создаешь продукт и видишь, как он нравится людям, у тебя все получается. Этот бизнес только развивается в Украине, а в Европе и в Америке он давно успешно работает.

До нас был только один коворкинг, но он быстро закрылся. В это же время открылись мы. Мы были первые, кто работал 24/7. Помимо сервиса, мы даем необходимые контакты, оказываем всевозможную помощь со специалистами, у нас есть бесплатные консультации с юристом, нотариусом, HR, IТ-специалистами.

В Украине много компаний, руководители которых находятся в Америке, Европе, а команды работают у нас. И под такие команды в том числе создаются наши пространства. Компания делает одну оплату за офис и команда обеспечена всеми условиями. Не нужно организовывать сервис и административные процессы, потому что это все мы берем на себя.

Понятно, что надо взвешивать, просчитывать риски, думать, но часто это были более эмоциональные решения.

— С третьей локацией риски тоже были просчитаны, но никто не ожидал… Да?

- Да, с третьей локацией, в бизнес-центре "Саммит", получилась несправедливая история. У нас был очень удачный, успешный второй клуб. Он открылся с загрузкой в 97%. Очень легко там запускалась работа и команды собрались классные. На этом подъеме было принято решение о третьей локации.

Это не должно было быть обычное место. И когда мне продавали эту локацию, арендодатель, ООО "АИС-СП", обещал четкие сроки и очень хорошую инфраструктуру, часть из которой должна была быть на момент нашего открытия: кофе-точку внизу, кафе на втором этаже, 6 конференц-залов, ресторан, спортклуб, клинику красоты и апартаменты на 12 этаже.

Все это звучало очень круто. По срокам их обещания тоже устраивали — мы специально уточняли эти нюансы, сможет ли подрядчик в срок закончить обещанные работы.

Пока в карантин все помогали друг другу, меня выставили на улицу — Наталия Диденко, TCEH

Фото: В коворкинг ТСЕН на Грушевского Наталия вложила около $800 тысяч

— А как получилось на самом деле?

— Дело в том, что часть работ собственники здания проводили сами. Это капитальная подготовка коммуникаций — не отделка, а ключевая инфраструктура, без нее невозможно начать отделочные работы и ремонт.

Когда мы заключали договор о сотрудничестве, были гарантии, что вентиляцию и кондиционирование их подрядчики закончат 1 августа, еще 2 недели мы заложили на отладки, и открываться должны были 7 сентября — в пиковый сезон деловой активности.

Если бы я знала, что арендодатели сорвут свои работы на два месяца, то я бы не подписала договор. Ведь даже нормальной мобильной связи мы ждали до конца января, а обещанные конференц-залы, которые были важны для нескольких моих потенциальных клиентов, не открылись, кажется, до сих пор.

В итоге акт приема-передачи я подписала только 28 октября 2019 года, так все затянули подрядчики арендодателя. Со своей стороны, в дизайнерский ремонт в 1 500 кв. м, в то, чтобы сделать этот клуб особенным, сделать удобными и комфортными, мы вложили около 800 тыс. долл.

А потом нас выгнали на улицу всего через 4 месяца работы, оставив себе абсолютно все, что мы вложили в это помещение. Никакой компенсации ни за сорванные сроки открытия, ни за вложенные в голые стены инвестиции нам не вернули.

Уже через месяц в обустроенное нами помещение въехала другая крупная компания — PariMatch. Получается, мы создали офис не для наших клиентов, а для третьей компании.

Мы проработали всего 4 месяца со времени открытия и грянул карантин. Мы не успели запуститься в полную силу, и во многом по вине арендодателя.

Пока в карантин все помогали друг другу, меня выставили на улицу — Наталия Диденко, TCEH

Фото: Коворскинг ТСЕН на Грушевского, из которого Наталию Диденко заставили съехать

— В карантин многие помогали друг другу, арендодатели даже делали скидки для арендаторов. Что было у вас?

— В двух других локациях, на Подоле и Лукьяновке, у меня замечательные арендодатели, там я получила поддержку. И первые, и вторые очень правильные, порядочные, экологичные люди. О том, что может быть ситуация, когда воспользуются сложностями и так подло поступят, как повели себя арендодатели на Грушевского, я даже представить не могла.

Давать скидку арендаторам при форс-мажорах и в кризисных ситуациях — это распространенная нормальная практика. Весной многие бизнес-центры Украины поступили именно так.

Здесь же, в бизнес-центре Summit, дали скидку 50%, но через неделю забрали. К тому же, спустя совсем немного времени, 2 июня, направили предписание о расторжении договора.

Кажется, что у компании-собственника изменились планы и они приняли решение, несмотря ни на наши изначальные договоренности, ни на мой бизнес.

По их версии, причина — задолженность по оплате. И небольшая задолженность действительно была, она образовалась из-за сорванного старта и невыполнения обязательств подрядчиками арендодателя, на которые я не могла повлиять. С конца весны мы вели переговоры, я предлагала множество вариантов — просила отсрочку, рассрочку, реструктуризацию образовавшегося долга в период карантина, но, похоже, там уже было принято решение. Они заявили, что мы ненадежный партнер.

— Но ведь есть другие локации, и они работают давно?

— Да, оба клуба работают. TCEH office space club на Подоле, например, открылся с загрузкой в 97%. У меня никогда не было ни с кем проблем и вопросов. Я и моя команда знаем, как запускать наши проекты, но здесь были обстоятельства, на которые я просто не могла повлиять, и все они были по вине арендодателя — сорванные сроки и полное отсутствие обещанной инфраструктуры.

А в период карантина, когда все шли навстречу друг другу, помогали друг другу, — нас просто выставили за дверь.

И как дальше развивалось ваше сотрудничество?

- До конца июня мы вели переговоры, но их ничего не смогло убедить, даже мое намерение продать корпоративные права.

В понедельник, 6 июня, после очередной встречи мы получили окончательное решение. Управляющая "Саммита" собиралась опечатать наши офисы тотчас, но я попросила хотя бы три-четыре часа, чтобы я успела объявить клиентам, чтобы люди могли собраться и выйти.

А личные вещи и техника там остались. Первую неделю никому ничего не давали забрать. Потом, согласно заявлениям, по 1-2 компании в день запускали с охраной. Это было такое унижение, будто мы преступники. Ждали, пока нас пустят, поднимут, с охраной забирали вещи после предоставления документов на имущество. Одна компания до сих пор не смогла забрать свое серверное оборудование. Потому что они думали, что это наше.

— Для ваших клиентов все это было неожиданностью?

- Конечно. Я до последнего не могла поверить в то, что это вообще возможно, и так смогут с нами поступить. Но накануне я поехала к нашим конкурентам и попросила, если возникнет необходимость, забрать моих клиентов на самых лояльных условиях, и мне нигде не отказали. Объявив нашим клиентам новость, что нас пломбируют, я сразу смогла предложить им варианты для переезда. Четыре команды разместились в клубе на Подоле, а часть переехала к нашим конкурентам.

Самое главное и самое важное для меня — люди. Поэтому я, как смогла, попыталась позаботиться о том, чтоб эта ситуация для них была менее дискомфортной.

Пока в карантин все помогали друг другу, меня выставили на улицу — Наталия Диденко, TCEH

Фото: Коворкинг ТСЕН на Подоле

А как насчет компенсации? Она была прописана в договоре на случай сорванных сроков или других форс-мажоров?

— Там был очень коварный договор. Во-первых, компенсация, которую они предложили, в 3 раза меньше той суммы, которую я вложила в локацию. К тому же на меня легла выплата гарантийных платежей своим клиентам.

Была предложена такая компенсация, которая нас вообще не устраивала, она не соизмерима с затратами. У нас не было такой какой-то вины, за что я должна заплатить такую большую сумму, больше 800 тыс. долл.

Собственникам здания остались и неотъемлемые, и отделимые улучшения, которые мы провели в здании. Даже по договору, неотъемлемые, они остаются у собственника. Но есть отделимые улучшения, которые мы имеем полное право забрать, но нам не дали это сделать. Мы не смогли забрать ничего. Мы выполнили все условия, которые нам выставила управляющая компания "Саммита".

После того, как мы вернули им помещение, они отдали нам только чашки, вилки и ложки, а все остальное, включая всю технику, осталось там. И мы хотим это вернуть — это очень большая сумма, которую мы хотим забрать.

И с этим вы пошли в суд?

- Да, конечно. Должна быть справедливость, надеемся, что она восторжествует в суде. Я отказываюсь верить в то, что так строится бизнес в Украине. Что если ты слабее, то можешь пострадать в неравной борьбе. Произошедшее ужасно несправедливо.

Какие планы у ТСЕНа в будущем? Вы еще планируете расширяться?

— У меня сейчас цель — закрыть все вопросы по этой локации, там много кредитных денег. Я настолько верила в этот проект, что у меня даже квартира заложена под этот клуб.

Проект с клубными офисами ТСЕН хороший, и я вижу, что у него есть будущее. И я очень надеюсь, что эта ситуация меня не сломает, и я смогу двигаться дальше, развивать эту сеть и создавать пространства, которые любят наши клиенты и которые смогут помогать развивать бизнес в Украине.

За эти 5 лет я встретила много хороших и порядочных людей, партнеров. Мы, моя команда, хотим, чтобы бизнес в Украине строился, чтобы люди не боялись запускать новые проекты.

Я считаю, что должна открывать такие пространства, потому что есть очень много проектов, которые зарождались у нас и превратились в крупные компании, из 2 человек выросли в компании, где уже 20-50 сотрудников.

У наших клубов нет бывших членов, мы со многими остаемся на связи. Это очень радует, и я очень хочу развивать эту сеть, чтобы ТСЕН появился не только в Киеве, но и в других больших городах Украины. Я очень хотела бы двигаться дальше, но сейчас надо разрешить ситуацию с Грушевского, чтобы выстоять и выжить.

Источник

Читайте также