Крепежи и метизы: производство и поставки
08:50 ДЗРА запустил производство выключателей ВАРП в корпусе толщиной до 6 мм
06:41 MOVIGEAR® performance — идеальный вариант для реализации динамических систем транспортировки
04:30 Лампы-лупы, wi-fi-розетки и гофротрубы — все новинки от REXANT в одном интернет-магазине
02:21 ABB и Ericsson: «В основе промышленной цифровизации лежат сети 5G»

Экс-замминистра энергетики: покрывать разницу в тарифах за электричество хотят за счет МСБ

11.06.2020 0:01

Кабинет министров Украины подписал меморандум о сотрудничестве с американской компанией Louisiana natural gas Exports, Inc. относительно поставок сжиженного газа в Украину из США. В будущем это решение позволит Украине не только диверсифицировать поставки LNG для своих нужд, но и продавать его в Европу.

О том, что нужно для реализации проекта и когда он сможет заработать, а также о причинах энергетического кризиса в стране, переговорах с инвесторами на рынке возобновляемой энергетики и проблемах "зеленых" аукционов в интервью muzhzdrav.ru рассказал экс-заместитель министра энергетики и защиты окружающей среды Константин Чижик.

Подпишитесь на канал DELO.UA

Константин, какой уровень падения потребления электроэнергии фиксируется на данный момент?

— Если сравнивать месячное потребление в мае 2019 и мае 2020 года, то по состоянию на сейчас падение составляет более 15%. В мае 2019 года было больше 11 миллионов кВт⋅ч, а в мае 2020 года — порядка 9 миллионов кВт⋅ч.

Насколько эти показатели критичны?

— Нужно рассматривать картину в целом. Проблема не только в том, что потребление падает как таковое, а в комплексном кризисе в энергетике. Одна его часть — это падение потребления, которое связано, в первую очередь, с промышленным падением. Другая состоит в том, то в последнее время на рынке сложилась очень заниженная цена на генерацию. Это привело к огромным долгам перед производителями электроэнергии в первую очередь.

На сегодня долг "Укрэнерго" перед ГП "Гарантированный покупатель" составляет примерно 19 млрд грн, долг "Укрэнерго" и "Гарантированного покупателя" перед "Энергоатомом" — около 9 млрд грн, а долг "Гарантированного покупателя" перед генерацией возобновляемой энергетики — почти 14 млрд грн.

Министерство энергетики сейчас пытается разрешить этот кризис, но вопрос в том, как именно? Некоторое время назад правительство приняло постановление с доработкой в один день, которое должно было бы немного изменить цену на рынке. Но постановление до сих пор не опубликовано. Если оно будет принято в том виде, в котором предлагалось, то кризис низкой цены будут решать за счет малого и среднего бизнеса. Проще говоря, у вас есть товар по определенной цене. Но в стране есть регулятор, который устанавливает цену на подобные товары и навязывает ее вам. И вы должны продавать свой товар именно по такой цене, даже если она меньше себестоимости и загоняет вас в долги. Решение, которое сейчас предлагает министерство энергетики, состоит в том, чтобы выделить некоторые компании в отдельную группу. Это преимущественно крупнейшие компании, в том числе и представители олигархических групп, которые получат де-факто дешевую электроэнергию. Но за чей-то счет нужно будет покрывать разницу. И делать это хотят за счет всех остальных потребителей. В первую очередь, за счет малого и среднего бизнеса.

В итоге это приведет к тому, что МСБ поднимут цену за электроэнергию. Как следствие, они поднимут цены на товары и снизят свою маржу. В конечном итоге мы — потребители — заплатим в том числе и за это через цену на товар.

А цена на электроэнергию для потребителей будет расти?

— В Кабмине на этот счет сейчас идут дискуссии. За повышение тарифов для населения выступают инвесторы возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Но это принципиальная красная линия, которую с начала переговоров установил президент Владимир Зеленский — цена на электроэнергию для рядовых потребителей, для домохозяйств, расти не будет.

Сейчас, насколько я знаю, министерство энергетики под давлением производителей возобновляемой энергетики рассматривает такую возможность. В первую очередь, речь идет об отмене льготы на первые 100 кВт⋅ч. Сейчас это 0,9 грн. Все, что больше — 1,68 грн. Льгота на первые 100 кВт⋅ч полагается всем потребителям, даже тем, кто может заплатить больше. В то же время, любая политика относительно повышения тарифов для населения является очень чувствительной. Но подчеркну еще раз — принципиальная позиция президента состоит в том, что тарифы для населения не должны расти.

Правительство Украины нынешний кризис в энергетике называет беспрецедентным. Что, кроме падения потребления, спровоцировало его?

— Это комплекс. Да, в первую очередь — падение потребления и коронавирусный кризис, и, как следствие, экономический кризис. В то же время, есть некоторые системные аспекты. Это низкая цена на рынке и кризис возобновляемой энергетики, который так или иначе наступил бы, но по времени сейчас совпал с предыдущими причинами.

Что происходит в возобновляемой энергетике? У нас был установлен один из наиболее высоких "зеленых" тарифов в Европе и мире для "зеленой" генерации. В этом году должны были быть введены "зеленые" аукционы, целью которых было снижение этой цены. Причем, снижение "зеленых" тарифов должно было не сократить развитие "зеленой" генерации, а создать лучшие условия для системного ее развития. Так, как это происходит во многих странах — когда не государство устанавливает цену на электроэнергию "зеленой" генерации, а ее определяет конкуренция.

Аукционы не были запущены из-за того, что не получилось договориться с инвесторами ВИЭ относительно пересмотра "зеленых" тарифов.

Как сейчас обстоят дела с этими переговорами?

— Пока нет принятого закона с изменениями тарифов или другими способами разрешить кризис "зеленой" генерации, говорить о любых решениях рано. Переговоры с инвесторами продолжаются. Поскольку они не согласились на изначальные предложения правительства в ноябре 2019 и феврале 2020, кризис в секторе усугубился и теперь министерство энергетики предлагает инвесторам более жесткие условия по ряду аспектов. Действующее руководство министерства уже несколько недель обещает в ближайшее время подписать меморандум с ними. Но пока этого не произошло. Во-вторых, подписание любого подобного меморандума само по себе вопрос не решит. Его решат только законодательные изменения.

В чем наиболее спорный момент в этих переговорах?

— Их четыре. Во-первых, снижение "зеленого" тарифа. Государство говорит, что больше не может платить за наиболее высокий "зеленый" тариф в Европе и один из высших в мире, за рекордную окупаемость даже на огромных проектах. Позиция инвесторов: раз в законе так написано, значит платите, а где возьмете деньги — ваши проблемы, можете, например, поднять цену для населения. Государство отказывается.

Второй принципиальный вопрос — условная cut-off date, то есть дата, после которой вступят в силу ограничения введения в эксплуатацию проектов по "зеленому" тарифу. Речь идет о том, что, когда в 2019 году был принят закон о "зеленых" аукционах, депутаты в конце все же протянули правку, которая де-факто откладывает введение аукционов на два года. То есть ввести аукционы обязательно нужно было весной 2020 года, но параллельно с ними будет и "зеленый" тариф. И это полностью нивелирует идею аукционов, ведь никто на них не придет, если есть более выгодный для инвесторов "зеленый" тариф.

Третий вопрос — плата за небаланс, за разницу между обещанными и реально произведенными объемами электроэнергии. Если такая разница возникает, то это приводит к значительным техническим и финансовым проблемам. И за нее нужно платить, потому что "Укрэнерго" нужно балансировать систему с учетом профицитных и энергодефицитных районов. На сегодняшний день вся генерация в стране платит за небаланс, кроме возобновляемой энергетики. Изначально это было дополнительным стимулом для развития "зеленой" генерации. Но выходит, например, так: ветровая генерация пообещала произвести "Х", ветер подул сильнее или слабее, результат вышел иным, а за разницу приходится платить потребителям. Самая большая ирония в том, что государство мало того, что выкупает всю эту генерацию в любом объеме, потому что должно, так еще и балансирует ее за счет наиболее неэкологичной тепловой генерации, то есть угля.

То есть с одной стороны мы как-бы готовы платить больше за развитие "зеленой" генерации, потому что это чистая энергия. Но это только теоретически, ведь в то же время балансируется она наиболее неэкологичным способом. И чем больше "зеленой" генерации, тем острее стоит вопрос с небалансом, и тем больше в конечном итоге происходит выбросов из-за сжигания угля.

Четвертый аспект, который не могут решить, — это ограничения. Государство должно выкупать все, что генерируют "зеленые". Но для того, чтобы делать это всегда, у него нет не только финансовой, но и технической возможности. Поэтому должны быть введены ограничения — то есть, что у производителя не будет выкупаться определенное количество кВт⋅ч в год или в месяц (это тоже сейчас предмет дискуссий).

Читайте также: Инвесторы в ВИЭ предложили правительству сценарии реструктуризации "зеленых" тарифов

В то же время количество объектов и мощностей ВИЭ увеличивается? Этот процесс не контролируется?

— Да, это так. Сейчас у нас порядка 7 ГВт ВИЭ. Этот неконтролируемый рост и привел к кризису. То есть, когда мы говорили, что поддерживаем "зеленую" генерацию — это было правдой. Но это должен быть контролируемый рост, к которому мы готовы. В 2017 году в стратегии, написанной под большим влиянием Европейского Союза, были заложены определенные целевые показатели того, сколько ВИЭ нужно. До 2035 года мы должны были дойти до 25%. При этом, если посмотреть на разбивку по разным типам генерации — солнце, ветер, биомасса и так далее, — то мы уже перевыполнили план по солнечной на 10 лет. Мы должны были достичь 5 ГВт СЭС до 2030 года. На начало 2020 года мы уже имели этот показатель. И по закону их нельзя ограничивать, и инвесторы это подчеркивают — у них все время была довольно агрессивная позиция.

Министерство утвердило новый энергобаланс, предусматривающий ограничение производства электроэнергии атомными электростанциями в пользу "зеленой" энергетики. Насколько это адекватное решение и какие оно несет в себе риски?

— В первую очередь нужно смотреть на то, что у нас увеличилось. Да, у нас идет существенное, поэтапное сокращение атомной генерации. Если посмотреть в целом, то такой тип генерации упал примерно на 15%. При этом, где-то на 50-70% выросла тепловая генерация — уголь.

27 мая сложилась вообще беспрецедентная ситуация, когда угольная генерация (7243 МВт) впервые превысила работающую атомную (6663 МВт)

То есть нельзя говорить, что сокращение атомной генерации происходит за счет "зеленых", ведь "зеленая" генерация не выросла на 50-70%, а угольная выросла. И выходит, что решение с ограничением атомной генерации идет в первую очередь в угоду тепловой, а не возобновляемой.

Правильно это или нет — зависит от стратегических целей страны, от того, куда мы хотим в конечном итоге прийти. Когда мы делали стратегию энергетического перехода, дискуссии велись и относительно "Европейского "зеленого" соглашения" — EU Green Deal, новой стратегии развития ЕС на следующие годы. Одна из ее основных идей состоит в декарбонизации, сокращении выбросов, переходе на возобновляемые источники энергии и отказа от традиционной, в первую очередь угольной, генерации.

Мы закладывали стратегические планы перехода в том числе и Украины на подобную модель в перспективе ближайших 20 лет. Вписывается ли увеличение тепловой генерации на 50-70% в эту стратегию? Конечно, нет.

Является ли решение частично останавливать блоки АЭС целесообразным?

— Если смотреть с точки зрения обязательств Украины перед ЕС и общей концепции "зеленого" энергетического перехода с тем, что мы должны сокращать тепловую генерацию — то нет, не является таким.

А если смотреть с точки зрения решения энергетического кризиса в Украине?

— С моей точки зрения, это не самое оптимально решение. Правильнее была бы справедливая конкурентная цена на генерацию на рынке для всех. В первую очередь, чтобы не было искусственного изменения цены, когда министерство делает скидку компаниям олигархов, а маленький и средний бизнес должен "ужиматься", потому что у них нет лоббистов их интересов. Это был бы первый шаг.

Какими могут быть последствия от остановки атомных блоков?

— Первое последствие — цена. Сейчас атомная генерация является самой дешевой в Украине, если рассматривать только ее себестоимость и не считать цену утилизации ядерного топлива и выведения из эксплуатации блоков. И выходит, что за то, за что мы могли бы платить меньше — мы будем платить больше.

Второе — техническое состояние атомных электростанций. АЭС — это не выключатель на кухне, остановка и запуск блоков должны происходить по плану. Все эксперименты могут привести к ухудшению технического состояния некоторых АЭС.

Третье — стратегическое, упирающееся в то, какой является долгосрочная цель страны. Некоторые страны, например, Германия и Япония, отказывались от атомной генерации или сокращали ее. Это крупные решения государства, принятые на основе огромного количества факторов и расчетов. Но, учитывая украинские реалии, вряд ли мы можем говорить о значительном сокращении этого вида генерации в ближайшее время.

Наоборот, в последнее время речь шла о создании новых возможностей атомной генерации. В Украине исторически порядка половины всей электроэнергии вырабатывалось за счет АЭС. В то же время, ресурс атомных электростанций исчерпывается, и некоторые из них должны быть выведены из эксплуатации или отремонтированы уже через 10-15 лет.

Одно из потенциальных решений, которое позволит это перекрыть, — малые модульные ядерные реакторы. Это передовая в мире технология, которая сейчас проходит патентирование в США и Канаде. Это тоже ядерная генерация, но более безопасная и гибкая с точки зрения балансирования. Украина уже подписала меморандум с американской компанией Holtec International относительно производства здесь таких реакторов. Речь идет не просто о том, что компания на подряде построит у нас станции, а о производстве реакторов в Украине как на внутренний рынок, так и на экспорт. Так мы сможем не только решать проблемы энергетики, но и развивать промышленность, создавать рабочие места, добавочную стоимость и сохраним огромный интеллектуальный потенциал инженерных, ядерных и энергетических специалистов, которые останутся в Украине работать на этом производстве.

Читайте также: Евросоюз готов поддержать Украину в реформировании угольной отрасли — Минэнерго

Недавно Украина также подписала меморандум с Louisiana natural gas Exports, Inc. о поставках американского сжиженного газа. Что будет происходить дальше и насколько реализация этих договоренностей растянется во времени?

— Задача №1 в этом вопросе — завершить политические договоренности с польской стороной. Это большой, де-факто геополитический, проект США, Польши и Украины, поэтому детали необходимо финализировать с польской стороной.

Время реализации — это тоже предмет дискуссий с польской стороной, поскольку многое зависит именно от них. Сейчас стороны обсуждают необходимость строительства так называемого нового интерконнектора — трубы, которая объединит газотранспортные системы Украины и Польши. Многие украинские эксперты считают, что наша ГТС по состоянию на сегодня и так готова принимать около 5 млрд кубометров газа, и нам не нужно его строить. Польская сторона настаивает на строительстве. И сейчас идет экспертная дискуссия относительно того, насколько это необходимо. Если будет принято решение его строить, это тоже потребует определенного времени и на физическое его сооружение, и на выделение денег. Хотя американская сторона уже выражала готовность профинансировать это строительство, в случае, если будет принято решение о его целесообразности.

К техническим вопросам относится также и создание нового порта, где польская сторона сможет принимать от США большее количество LNG. Это строительство уже идет.

И третий вопрос — непосредственно поставки, запуск проекта. Ориентировочно, если все будет идти по плану, речь идет о 2-3 годах. Это нормально для подобных проектов.

Но нам нужно понимать принципиальную вещь — важно запустить этот проект до завершения действующего контракта с Россией (договор относительно транзита российского газа был подписан 30 декабря 2019 года сроком на пять лет и с возможностью продления еще на 10 — muzhzdrav.ru). Когда этот контракт завершится, у Украины должны быть диверсифицированные поставки газа из других мест

Газ, который мы сейчас потребляем, — российский. Даже если куплен он был в Европе, то физически он добывается именно в России. Поставки американского сжиженного газа, конечно, сложнее с логистической точки зрения. Но это вопрос национальной безопасности и энергетической независимости.

В каком объеме поставки американского газа смогут компенсировать российский?

— Объем в процессе можно изменить. Важен сам факт. Если абсолютный монополист продает свой товар потребителю, он знает, что у того выбора нет, поэтому продавец всегда будет искусственно завышать цену и выкручивать руки другими способами. Как только появится альтернативный источник поставок, и не так важно будет ли в начале это 5% или 50% от потребности, это принципиально изменит картину. Увеличить объем всегда есть возможность. Принципиально важно именно наличие альтернативы.

Читайте также: Суд разрешил газовым компаниям в Украине повысить нормы потребления газа в 3 раза

Какой будет стоимость американского газа?

— Говорить сейчас про цену рано, она в том числе будет зависеть от финальных договоренностей. Но важно понимать еще одно — газ, который добывается в России и просто по трубе доставляется в соседнюю страну, потенциально будет дешевле, чем тот, который добывается в другой части мира, переводится в жидкое состояние, перевозится кораблями, опять переводится в газообразное состояние и по трубе через Польшу поставляется в Украину. Очевидно, что американский газ будет дороже.

Но тут опять же вопрос безопасности и независимости, а за нее надо платить. И когда речь идет о российском газе, то вопрос не только о его цене, но и о влиянии и давлении, которое Россия оказывает на Украину.

Второй аспект — в перспективе цена может измениться. Если посмотреть на некоторые прогнозы на следующие 10 лет, то потенциально можно говорить о значительном удешевлении сжиженного газа. В перспективе это может быть выгодно даже в сравнении с обычным газом, который транспортируется из России.

И третий вопрос — когда мы говорим о цене именно в рамках подписанного меморандума, то нужно закладывать прибыль, которую Украина будет получать не только от продажи этого газа, но и от его добычи в Америке. Речь идет о беспрецедентном подходе, при котором Украина становится совладельцем всей цепи от добычи газа в США, его транспортировки до продажи в Европу. И главное, что речь идет не только о поставках газа, а и об изменении роли Украины как регионального геополитического игрока. То есть мы сможем превратиться из энергетически зависимой от России страны в крупного стратегического партнера всего ЕС.

Американский газ будет закачиваться в украинские хранилища, Украина сможет его и сама использовать, и продавать из них в Европу вместо российского, снижая влияние РФ на регион и значительно повышая собственные позиции. Абсолютный win-win.

Беседовала Дарья Нинько, специально для muzhzdrav.ru

Источник

Читайте также