Крепежи и метизы: производство и поставки
20:20 5 декабря состоится традиционная встреча нефтяников и газовиков с подрядчиками и поставщиками
18:14 Минэнерго объявило о создании единого информационного пространства для всех субъектов электроэнергетики
16:13 «МЭТЗ им. В. И. Козлова» получил статус уполномоченного экономического оператора (УЭО)
14:13 Компания СОНЭЛ примет участие в выставке «Электротехника. Энергетика. Автоматизация. Светотехника»

Цепочку — под контроль: импорт предлагают контролировать от таможни до магазина

21.02.2019 12:22

Цепочку — под контроль: импорт предлагают контролировать от таможни до магазина

Убытки украинского бюджета от контрабанды, по разным оценкам, составляют от 25-70 млрд грн до 70-100 млрд грн. На самом деле их едва ли можно достоверно посчитать. Но чья бы оценка не оказалась ближе к правде, речь все равно идет о десятках миллиардов. Мало того, что эти деньги идут мимо госбюджета, но еще и искривляют конкуренцию. Ведь вести полностью "в белую" бизнес в Украине в таких условиях достаточно сложно и на это идут лишь не многие.

Рецептов борьбы с контрабандой столько же, сколько и оценок убытков бюджета от нее. Одни предлагают бороться через фискализацию торговли: обязать все без исключения магазины установить кассовые аппараты (регистраторы расчетных операций), которые позволят фискальной службе контролировать их торговый оборот и уплату налогов. Вторые предлагают запретить ФОПам продавать "рисковые" товары. Мол, именно "упрощенцы", которые не обязаны по законодательству вести учет и иметь первичные документы, часто используются для продажи контрабанды.

Третьи обвиняют во всем интернет-магазины. Якобы те часто присылают товары без каких-либо документов, а на своих веб-сайтах не указывают идентифицирующей информации, поэтому налоговая не может их проверить и уличить в торговле контрабандой. Четвертые, говорят, что лоббисты РРО и ограничений для ФОПов просто хотят "щемить" малый бизнес и электронную коммерцию.

Как бы банально не звучало, но эту, отнюдь не исключительно украинскую, проблему нужно решать комплексно. Нужен так называемый контроль цепочки поставок.

Кто виноват

"Рисковые" с точки зрения контрабанды — это в первую очередь товары широкого потребления, которые можно легко продать. Например, бытовая техника, электроника, одежда, обувь.

"Хотя с точки зрения неполной уплаты налогов могут также фигурировать даже сырьевые товары, а также оборудование, — говорит Андрей Саварец, эксперт исследовательского центра CASE Украина. — Ведь при больших объемах и высокой стоимости даже минимальные манипуляции с документами могут принести недобросовестному импортеру значительную "экономию".

Все схемы контрабанды можно поделить на три группы, поясняет Андрей Саварец.

Во-первых, "черные", то есть попросту беспредел, когда товар заходит в страну без какого-либо таможенного контроля. В частности, оформление грузовых транспортных средств как пустых, ввоз товара через через зеленые зоны и лесополосы на границе, приводит примеры Александр Лазарев, соглава таможенного комитета Европейской Бизнес Ассоциации (EBA).

Во-вторых, "серые", когда импортер занижает стоимость, вес товара или использует поддельные документы.

В-третьих, "светло-серые", когда бизнес использует льготы для физлиц (например, нормы о ввозе товаров в посылках и в ручной клади) и ввозит коммерческие партии товаров с помощью подставных лиц якобы для личного пользования.

То есть некоторые схемы контрабанды и нелегального ввоза товаров существуют из-за того, что есть законодательные лазейки. А некоторые, потому что таможенники и налоговики не выполняют свою работу по контролю за ввозом и продажей товаров в стране.

Кроме открытой контрабанды, когда НДС и другие налоги попросту не платятся, есть другой способ обманывать государство, говорит Михаил Соколов, заместитель главы Всеукраинской аграрной рады.

Небезызвестные "скрутки", когда в страну официально ввозят товар (например, 10 тонн бананов и 1 тонну пшеницы), продают его за наличные без оформления документов, а сами накладные через фирмы-"прокладки" переоформляют на реальные предприятия, которые заинтересованы в минимизации налоговых обязательств (и по бумагам выглядит так, как будто компания купила 10 тонн пшеницы и получило право на налоговый кредит).

"Скручивать" удобно товары широкого потребления — бананы, орехи, зерно", — говорит Михаил Соколов.

И что делать

"Черный" и "серый" импорт исчезнет лишь в том случае, если будет закрыта сама возможность продать нелегально ввезенный товар без уплаты налогов", — считает Виталий Зварич, заместитель директора Центра развития цифровой экономики.

Это более легкий путь решения проблемы контрабанды. Можно запретить субъектам на упрощенной системе налогообложения (то есть ФОПам) продавать импортный товар (такую идею, кстати, поддерживает и руководитель отдела фактических проверок ГФС).

"Далее необходимо исключить возможность оприходования товара по документам от фирм-однодневок. Как бороться с этим? Ввести правило, по которому налоговая накладная может быть выписана лишь после уплаты НДС в бюджет", — говорит Виталий Зварич. И добавляет — чтобы решить проблему с интернет-магазинами, нужно внедрить электронный фискальный чек.

Чтобы упредить правонарушения, нужно, во-первых, организовать обмен таможенной информацией с соседними государствами, говорит Андрей Саварец. А во-вторых, нужно обеспечить полный контроль движения товара по цепочке внутри страны — от таможни до конечного потребителя.

"Контрабанда возможна не из-за норм закона, а скорее из-за извращенного исполнения этих законов или их невыполнения, — поясняет Андрей Саварец. — Например, есть так называемые карго-компании, которые занимаются самой настоящей контрабандой. Они продолжают работать, во-первых, потому что вступили в сговор с таможней и силовиками".

И в ГФС, и в Министерстве внутренних дел, которое (а точнее Национальную полицию, которая подконтрольна МВД) со средины прошлого года подключили к борьбе с контрабандой на таможне, заявляли, что необходимо вернуть уголовную ответственность. Но в текущих условиях, когда и в ГФС, и в правоохранительных органах есть проблемы с коррупцией, это даст еще один мощный рычаг давления на бизнес, справедливо замечает эксперт.

"Без реального и эффективного контроля товарной цепочки с помощью кассовых аппаратов борьба с нелегальным импортом останется борьбой ради процесса, а не результата", — считает Александр Лазарев из EBA.

Проблема не только и не столько в таможне, говорит он. Нужно, чтобы появился спрос на официальные документы о легальности ввоза товара.

Нужно обязательство регистрировать расчетные операции в сфере торговли. "Это может помочь "обелить" рынок Украины. Ведь если выдан фискальный чек, значит информация ушла в фискальную службу, значит есть документы о происхождении товара, уплачены налоги", — отмечает Виктория Куликова, менеджер комитета бытовой электротехники EBA. Но для этого также нужен эффективный контроль со стороны ГФС за соблюдением таких норм.

Чтобы четко прослеживать цепочку прохождения товара и упреждать злоупотребления, нужны изменения в систему электронного администрирования НДС, считает Михаил Соколов.

"Сейчас она распознает только наличие налогового кредита и налоговых обязательств. Сотрудник фискальной службы и сейчас может посмотреть налоговую накладную и опознать "схему". Но когда у вас в день регистрируются сотни тысяч налоговых накладных, даже 100 человек не смогут тщательно проконтролировать. Система электронного администрирования должна автоматически контролировать не только налоговый кредит и обязательства, но и количество и объемы товара, который поступает, а потом продается. Система должна распознавать эту информацию и блокировать налоговые накладные на товар, который не "заходил" в том объеме, который продается", — поясняет эксперт.

Он добавляет, что такие изменения нельзя применять к производству, ведь там на входе и выходе всегда разные продукты. Такой подход стоит применять только для рисковых групп товаров.

Источник

Читайте также